Андрей Волянский, доктор медицинских наук: В 150 странах мира относительный показатель количества смертей (на миллион жителей), связанных с covid на 20 апреля составлял менее 500. Почему? У них еще все впереди? Все они в итоге двух- или трехлетней пандемии наберут положенные 2500? Думаю, нет. И решающую роль, на мой взгляд, сыграет не вакцинация.

В Европе 2 успешные страны – Финляндия и Норвегия резко контрастируют с соседкой – Швецией (1362). Привычки похожи, плотность населения похожа, уровень здоровья – тот же, медицина примерно одинакова, тестируют столько же. Почему в Финляндии и Норвегии заболело 2% населения, а в Швеции 9% (по официальным данным)? При этом Швеция – далеко не худшая на фоне остальной старушки-Европы.

Япония – самая старая страна в мире (28% населения 65+). Густонаселенная. Инфицировано 0,4%. Почему?

Китай еще в ходе Уханьской вспышки выстроил идеальное эпидрасследование с помощью огромного количества военных эпидемиологов (100% треков расследуются). Учитывая довольно высокие темпы вакцинации (уже введено 200 миллионов доз) есть реальные шансы показать миру уникальный пример прохождения пандемии без жертв.

В чем секрет Сингапура? Совсем немаленькая по населению страна (6 миллионов). 1% населения инфицирован. Самая низкая летальность в мире – 0,05% (30 летальных исходов). Огромная плотность населения. Адресная защита, быстрое и жесткое реагирование властей на каждый случай (общежития с иностранцами просто закрывались). Уже привито одной дозой 25% населения. При эффективности вводимых вакцин (а на сегодня это весьма сомнительный тезис) через пару месяцев коллективная защита будет создана.

Израиль. Начав вакцинацию во время активной волны израильтяне смогли на сегодняшний день привить 59% населения (55% двумя дозами). 600 смертей/миллион – немало, но это и не 2000+ в «цивилизованных» странах.

Россия. Страна, имея свои вакцины, использует их в качестве политического инструмента. Поэтому вакцинация внутри идет довольно медленно, 13 миллионов доз введено, 5,5% населения получила одну дозу. Регионы включаются в эпидпроцесс неравномерно. Советское эпидрасследование сохранено, довольно много тестируют, есть шансы остановиться на 1000 смертей/миллион.

Украина. Плывем по течению. Тестируем мало (в 4 раза меньше россиян, в 6 раз меньше американцев, в 25 раз меньше датчан). Эпидрасследования нет (служба ликвидирована). Адресной защиты уязвимых нет. Привили первой дозой 1,2% населения. Второй дозой – 5 человек. Потихоньку доплывем до положенных 2000 тысяч/миллион (80 тысяч жертв непосредственно covid, еще 80 тысяч – отсутствие адекватной медицинской помощи при инфарктах, инсультах, онкологии, неотложной патологии).

Беларусь. Трудно объяснить цифры, но я бы не спешил обвинять «Батькивщину» в приписках. Поживем-увидим. Инфицировано 4%, летальность 0,7%, тестируют в 3 раза больше, чем в Украине (600/тысяча). Советская система эпиднадзора сохранена. Вакцинируют медленно (1% привит одной дозой). Это понятно, «Спутник V» пока в дефиците.

Объяснив особенности разных моделей реагирования, человечество сможет найти способы эффективного противодействия этой и будущим пандемиям.

175844981_4045416205517742_190049010599266429_n

Автор: Андрей Волянский, врач-иммунолог, заведующий лабораторией иммунореабилитологии Института микробиологии и иммунологии НАМНУ им. Мечникова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

X